Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

32373693
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
841
5659
35632
30291653
95446
244624

Сегодня: Июнь 16, 2019




КОЛОДНЫЙ Л. Хождение в Москву

PostDateIcon 27.01.2011 11:30  |  Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Просмотров: 6658

Колодный Лев

Хождение в Москву

<***>


Поэты-имажинисты во главе с Сергеем Есениным открыли кафе «Стойло Пегаса» на Тверской в закрывшемся актерском кафе «Бом». На этой же улице в бывшем кафе «Домино» сначала появилась эстрада, а затем кафе Всероссийского союза поэтов, объединявшего стихотворцев разных группировок. Все здания, где помещались названные кафе-клубы, не сохранились при реконструкции главной улицы Москвы в предвоенные годы.
Поэт Иван Грузинов, друг Сергея Есенина, в воспоминаниях под названием «Литературные кафе 20-х годов» в сборнике архивистов «Встречи с прошлым» упоминает среди наиболее популярных поэтических кафе той поры «Литературный особняк», где, по его словам, «выступлениям поэтов не было конца».
Эти кафе не только предоставляли возможность литераторам прочесть новые сочинения в кругу друзей или на публике — издаваться стало совсем трудно, — но и решить не менее тогда важную задачу: хоть как-то поесть, чтобы не умереть с голоду.
В один из вечеров в «Литературный особняк» пришел с друзьями Сергей Есенин и прочел новую поэму «Пугачев». Работа над ней шла с конца 1920 года. Отрывки из незаконченного сочинения автор начал читать в Москве летом 1921 года, вернувшись из поездки по Средней Азии. Как сообщалось в газете «Известия», в ближайшие дни в клубе «Литературного особняка» (Арбат, 7) устраивается ряд вечеров. 6 августа С. Есенин читает «Пугачева»…». Это случилось за день до смерти Александра Блока, в свой последний приезд в Москву жившего на Арбате…

<***>

Каждый арбатский дом имеет нечто такое в своей биографии, что заслуживает право на долгую жизнь и наше внимание.
На нечетной стороне улицы — что ни дом, то достопримечательность. Рядом с кафе «Литературный особняк», где Сергей Есенин впервые публично прочел поэму о Пугачеве, в соседнем доме, № 9, покосившемся от старости, было другое литературное кафе — «Арбатский подвальчик», куда захаживали и Сергей Есенин, и Владимир Маяковский, и многие другие поэты и современники.

<***>

В наш век на Никитской жил другой поэт, обращавшийся к Пушкину со словами:
«Мечтая о могучем даре
Того, кто русской стал судьбой,
Стою я на Тверском бульваре,
Стою и говорю с собой…»
Могучим поэтическим даром был наделен Сергей Есенин, живший долгое время в Москве. Со своими друзьями-поэтами он решил открыть книжный магазин. Московский Совет дал Есенину патент на открытие книжной лавки. Помещение для нее нашли на Никитской, 15, — в доме у консерватории. Это одноэтажное, в стиле неоампир здание, как о нем писалось, «торговое, частью с жильем», построено в 1912 году. В конце 1919 года здесь обосновался магазин «Московской трудовой артели художников слова». Эта артель имела также издательство. В витрине на Никитской можно было увидеть книги Сергея Есенина, Анатолия Мариенгофа и других имажинистов, как называли себя члены этого поэтического кружка. В дневные часы москвичи могли увидеть знаменитого поэта за прилавком.
Зимой в лавке царил холод (топить было нечем), Есенин работал в пальто, а читая стихи, снимал его, чтобы удобнее было жестикулировать. Бывало, что здесь он писал.
— Мне он здесь прочел «Песню о хлебе», — рассказывал мне друг поэта Рюрик Александрович Ивнев.
Увлекая за собой по винтовой лестнице на антресоли пришедшего в магазин друга, он, воодушевляясь, говорил:
— Рюрику первому прочту то, что час назад написал…
Большой старинный стол, за которым работали поэты (здесь Есенин записывал свои строки), долго служил аптеке, которая переселилась сюда после закрытия магазина.
Здесь за прилавком у Есенина произошла полемика с профессором истории. Спорил Есенин на ту же тему, что и сто лет назад Пушкин — на этой же улице в здании университета и тоже с профессором — М. Каченовским. О подлинности «Слова о полку Игореве». Как для Пушкина, так и для Есенина было очевидно, что «Слово» — не подделка, а подлинное творение гения. Молодой, элегантный Есенин спорил горячо, размахивал руками и, не прибегая к тексту, цитировал наизусть отрывки из «Слова»: «Князь вступает в злат стремень… «Злат стремень!» Вот где точности и красоте языка учиться!»
Делал свое дело Есенин за прилавком умело, о чем свидетельствует поэт Сергей Городецкий, в свое время помогавший молодому рязанцу выйти на поэтическую дорогу.
«Я был у него в магазине на Никитской. Маленький стол был завален пачками бумажных денег. Торговал он недурно».
Еще один есенинский адрес — Большой зал консерватории. Здесь исполнялась не только музыка. Тут нередко проходили литературные вечера, в частности нашумевший «суд» над имажинистами. Председательствовал на нем маститый Валерий Брюсов, а выступали обвинителями, защитниками, обвиняемыми поэты разных направлений, не щадившие в своих выступлениях друг друга. Когда дошла очередь до Есенина, «он встал в непринужденную позу, откинув машинально концы шарфа, звонко, выразительно, отдавая слушателям все свое сердце, прочитал стихотворение «В том краю, где желтая крапива…». В зале. творилось невообразимое: «Браво! Бис!»; каждый из присутствовавших как будто прикоснулся к источнику живой воды. Брюсов ушел в раздумье». Такую запись оставил нам один из слушателей Сергея Есенина.

У ЕСЕНИНА

Когда Сергей Есенин жил на Большой Никитской в Брюсовском переулке, тот выглядел несколько иначе, чем сегодня: был приземистым, без крупных домов, появившихся позднее — в конце 20-х, в 30 — 40-х годах. Их построили для московских артистов, художников, музыкантов, чьи имена теперь читаешь на множестве мемориальных досок, укрепленных на стенах домов.
Но уже тогда, в 1923 г., Есенину приходилось подниматься на седьмой этаж многоквартирного восьмиэтажного дома, появившегося среди небольших домиков в этом переулке, начинающемся от некогда Большой Никитской улицы.
В сохранившихся письмах поэта этот московский адрес обозначен двояко Брюсовский переулок, 2, или Большая Никитская, 14, — что одно и то же, потому что дом угловой. Однако если вы подойдете к углу этих улиц, то не увидите сразу есенинского дома, потому что располагается он в глубине обширного двора, за рядами старинных строений, среди которых есть даже стены XVIII века, правда, во многом изменившиеся. А в глубине двора поднимаются кирпичные, неоштукатуренные жилые корпуса, говоря современными словами, — жилой комплекс, довольно крупный для 20-х годов, состоящий из четырех одинаковых, однообразных зданий, плотно прижатых друг к другу.
Какой из них Есенина? В письмах он называет его то корпусом А, то домом «Правды», поскольку, как мне сказали старожилы, квартиры в нем занимали сотрудники издательства «Правда». Теперь этот корпус обозначается как «строение № 4». Неизменным остался лишь номер квартиры — 27. Железный рельефный номерок на хорошей деревянной двери сохранился также с тех времен, как и цветной кафель — долгожитель на лестничной площадке.
Первая дверь направо от лифта ведет в большую коммунальную квартиру, где есть комната, которую Сергей Есенин с сентября 1923 г. по июнь 1925 г. считал своим домом.
Появлению его здесь предшествовало то обстоятельство, что в начале сентября 1923 г. он вступил в гражданский брак с Галиной Артуровной Бениславской, хозяйкой комнаты, а в конце месяца перевез сюда свои вещи. В одной из записок Есенин тогда писал: «Галя — моя жена». Друг поэта свидетельствует: «Галя стала для него самым близким человеком: возлюбленной, другом, нянькой…» Да и сам Сергей Есенин не скрывал своих чувств: «У меня только один друг и есть в этом мире: Галя. Не знаешь? Вот будешь в Москве, узнаешь! Замечательный друг!» — писал он товарищу, приглашая его в Брюсовский переулок. Сюда и отправился я.
Прошло без малого шестьдесят лет с того времени. В этой квартире сменились поколения жильцов. Все комнаты и кухня на одной стороне. Галина Бениславская занимала среднюю комнату (площадью 17 м2), как сообщил мне нынешний жилец. В комнате одно окно во двор, откуда видны крыши домов, прилегающих к консерватории. Рядом с ней, кстати, находилась книжная лавка поэтов (некоторое время здесь была гомеопатическая аптека), где за прилавком часто стоял поэт.
Галина Бениславская родилась раньше его на два года. Гимназию окончила в Петрограде, а приехала в Москву из Харькова, где училась в университете в годы гражданской войны. Оказавшись в Москве, служила в канцелярии ВЧК, затем в отделе писем редакции газеты «Беднота», получила комнату в «доме «Правды».
Обстановка в комнате вначале была совсем спартанской. Обеденный стол заменял кухонный, а письменным служил ломберный столик. Мебель состояла из железной кровати и тахты с провалившимися пружинами, двух венских стульев, табуретки, двух тумбочек. Чистота в комнате поддерживалась идеальная. Позднее появились шесть венских стульев, стол, шкаф. Чай пили из пузатого самоварчика, за которым однажды Сергей Есенин читал поэму «Анна Снегина» матери, приехавшей в Москву проведать детей. За этим самоваром их и сфотографировали.
В этой комнате стала жить и сестра Есенина Катя, а позднее и вторая, младшая сестра, Шура. Свою любовь к поэту Галина Бениславская перенесла на его сестер.
Александра Есенина подробно описала комнату в Брюсовском переулке, а главное, запомнила, как брат писал стихи: «Часами он сидел за ломберным столиком или за обеденным столом. Устав сидеть, он медленно расхаживал по комнате из конца в конец, положив руки в карманы брюк или положив одну из них на шею. На столе не любил беспорядка и лишних вещей, и если это был обеденный, то на чистой скатерти лежали только лишь бумага, его рукопись, карандаш и пепельница… Того, кто заходил в эти минуты в комнату, он не замечал».
Был еще один постоянный жилец — веселый пес по кличке Сережка, купленный поэтом по случаю на толкучке за 5 рублей как породистая собака, но оказавшийся дворняжкой. Часто приходил сюда и двоюродный брат поэта Илья, привезенный Есениным в Москву учиться.
Как дружно ни жили и как ни боготворили поэта, а своего угла у него здесь быть не могло. Он часто уезжал в деревню, в Питер, на Кавказ. Когда один из знакомых заметил: «Вечно ты шатаешься, Сергей. Когда же ты пишешь?» — последовал ответ: «Всегда!»
Когда Есенин возвращался в Москву, комната в Брюсовском наполнялась многочисленными гостями — писателями, артистами, художниками, издателями. Тогда читались стихи, пелись песни, в чем особенно преуспевали сестры.
Александра Есенина, бывшая тогда ребенком, позднее писала: «Очень трудно было жить в одной комнате. Особенно неудобство доставляла я…» Есенин жаждал получить свою квартиру или хотя бы комнату.
Эта мысль так завладела им, что поэт решил обратиться с ходатайством к «всесоюзному старосте» Калинину, когда тот гостил в своей деревне. К нему Сергей Есенин прикатил на тройке с бубенцами, и не один, а с американским журналистом Альбертом Рисом Вильямсом. Рядом с простой крестьянской избой эта тройка да и сам поэт выглядели так, точно явились из сказки. Калинин любил стихи Есенина, знал их наизусть, но он предложил гостю вернуться в деревню и принять участие в ее борьбе за новую жизнь. Так поэт и не решился тогда обратиться к нему со своей просьбой, укатил на тройке ни с чем.
Несмотря на тесноту, в Брюсовском переулке жили не в обиде. Есенин создавал стихи и поэмы. А Галина Бениславская разыскивала его забытые стихи по журналам… Ее портрет сохранило нам воспоминание одного из современников: «У хорошенькой Гали Бениславской тогда еще были косы галочьего цвета — длинные, пушистые, с бантиками, а крепенькие ноги обуты в черные башмаки с пуговицами». Сергей Есенин писал ей: «Вы — это моя последняя ставка и самая глубокая». То было в марте 1925 г. А спустя три месяца он покинул этот дом.
Нелегко ответить на вопрос, какие стихи родились в Брюсовском переулке. В 1924-м после похорон Ленина пишутся строки, посвященные покойному вождю, — они вошли в поэму «Гуляй-поле». 26 мая создается стихотворение «Пушкину», прочитанное вскоре у памятника поэту перед толпой москвичей. Вернувшись в Москву после поездки в Ленинград, где произошла встреча с бывшим политкаторжанином, узником Шлиссельбургской крепости, поэт за шесть дней написал «Поэму о 36», посвященную борцам с самодержавием. Известно также, что сюда, в Брюсовский переулок, Есенин вернулся с Кавказа и привез много новых произведений, здесь он продолжал работать над ними. Как пишет поэт В. Наседкин, «Анну Снегину» Есенин набело переписывал уже здесь, в Москве, целыми часами просиживая над ее окончательной отделкой. В такие часы по домашнему уговору его оставляли одного, предварительно сняв трубку с телефона.
В пору жизни в Брюсовском переулке Сергей Есенин побывал у артиста Василия Качалова и познакомился с четырехмесячным щенком Джимом. Чудесные строки посвящены «Собаке Качалова»: «Дай, Джим, на счастье лапу мне…»
Великий артист также поселился в этом переулке в доме № 17, но произошло это позднее, в 1928 г. Есть еще один дом в бывшем Брюсовском переулке — № 12, на котором среди других укреплена мемориальная доска, посвященная режиссеру Всеволоду Мейерхольду. Вместе с известной актрисой Зинаидой Райх, бывшей женой С. Есенина, он жил на втором этаже этого дома. В этой квартире росли двое детей поэта — Татьяна и Константин. Последний известный московский спортивный журналист Константин Есенин — помогал мне при написании этого очерка.

Колодный Л. Хождение в Москву. М., Московский рабочий,1990.

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика